Противоопухолевые эффекты ТГК

Противоопухолевые эффекты ТГК

Image
тетрагиброканнабинол

ТГК при лечении опухолей

ТГК, он же дельта-9-тетрагидроканнабинол, является главным компонентом марихуаны и проявляет подавляющие рост опухолей свойства 01,02. После проведённых на крысах и мышах экспериментах доказано что, ТГК нейтрализует изменённые основные клетки и способствует регрессу злокачественных новообразований – сообщает Galve-Roperh. По предположениям учёных, которые проводили эксперимент, их результаты могут стать базисом для новых способов лечения онкопатологии. Исследователи считают, что нужно провести систематизацию всех работ, которые проводились ранее в этом направлении. Особенно важным для науки есть тот факт, что противоопухолевые 03,04 свойства ТГК были доказаны в исследованиях по Национальной Токсикологической Программе. Это в очередной раз провоцирует множество дискуссий по поводу применения марихуаны в лечебных целях.

Эксперимент проводился на 70 крысах женского и мужского пола. ТГК вводили 4-м группам крыс в разном количестве. 1-я группа получала 12,5 мг/кг вещества, 2-я группа получала 25 мг/кг, 3-я группа получала 50 мг/кг, 4-я группа (контрольная группа) препарат не получала вообще. Вещество крысы получали в составе еды, рацион для крыс был обычным. Длительность эксперимента составила 721-742 суток 03,04. По истечении двух лет было отмечено снижение массы тела крыс, также выживаемость подопытных животных, которым в пищу добавляли ТГК была большей, нежели в тех которым не добавляли. В 1, 2, 3 группах отмечались случаи конвульсий, припадков и апатии, которые купировались большими дозами препарата.

В подопытных которые получали с едой действующее вещество, процессы появления злокачественных новообразований были значительно сокращены или не были отмечены вовсе, учёные связывают это с влиянием ТГК 03,04.

Группы, которые включали испытуемых крыс женского пола, отличаются существенным уменьшением случаев фиброаденомы молочной железы, новообразований шейки матки в отличие от контрольной группы. В группе из особей мужского пола было отмечено снижение количества случаев аденомы простаты и других образований.

В исследуемых группах было отмечено повышение активности фолликулярных клеток щитовидной железы, помимо отсутствия новообразований. Достоверно отмечено отсутствие прямой зависимости токсичности и канцерогенности 05,06,07. Группе, которой давали 12,5 мг/кг препарата ТГК, отмечается канцерогенная активность и предраковые состояния, которые локализовались в тканях щитовидной железы. Касательно группы, которая состояла только из мужских особей, частота появления новообразований составила от 10% до 0.6%, динамика уменьшения количества заболеваний обратно пропорционально связанная с количеством ТГК, которое давали исследуемым. У женских особей этот показатель составил от 9.6% до 0.5%, контрольная группа включала в себя 7% крыс с новообразованиями. Учёные считают, что такие показатели связаны со свойствами ТГК 03,04. Таким образом, достоверно было установлено снижение как злокачественных так и доброкачественных новообразований у крыс как мужского пола, так и женского.

Снижение массы тела объясняется снижением канцерогенной активности 08,09,10, которое наиболее выражено было в эндокринной системе и системах которые её регулируют 11. В конце эксперимента стала заметна зависимость шести органов-мишеней, на которые влияет ТГК.

Исследования 03,04 которые проводились в течение двух лет, показывают, что нету прямой зависимости от пути введения. Эффект наблюдается во многих тканях, на различные виды опухолей как и при инъекционном пути введения препарата, так и при пероральном. Результаты исследований показывают что, препарат можно применять системно, а падение веса подопытных объясняется тем, что ТГК влияет на эндокринную систему и обмен веществ. Было достоверно доказано уменьшение частоты злокачественных и доброкачественных новообразований у исследуемых групп после применения ТГК. Группа крыс мужского пола, которая получала дозировку препарата 12,5 мг/кг составляла 98% крыс с опухолью, 25 мг/кг 92% крыс с опухолью, 50 мг/кг составляла 90% крыс с опухолью, контрольная группа – 98%. Крысы женского пола, которые получали дозировку препарата 12,5 мг/кг составили 82% крыс с опухолью, 25 мг/кг 86% крыс с опухолью, 50 мг/кг составляла 73% крыс с опухолью, контрольная группа – 88%. В группах где подопытными были мыши мужского пола показатели составили для 1,2,3 группы 55%, 44%, 30% соответственно, контрольная группа – 73%. Показатели для 1,2,3 ТГК-групп 03,04 женского пола 52%, 42%, 28% соответственно, контрольная группа – 77%.

Мы использовали дозировку препарата точно такую же, как и группа исследователей Galve-Roperh01. Результаты их и наших исследований показывают, что ТГК не имеет влияния на общий баланс в организме, сердечно-сосудистую систему, способности питания и трофики организма. Для чистоты эксперимента животным вводили канцерогены (9,10-dimethylbenz[a]anthracene) совместно с ТГК и наблюдали за развитием процесса новообразований молочных желёз. Зависимость употребления препарата и корреляции массы тела требуют дополнительного изучения.

Мутагенность ТГК была опровержена после проведения исследований генной токсикологии 04. ТГК не вызывает хромосомных мутаций в условиях отсутствия катализирующего энзима S9. В системе кроветворения, сердечно-сосудистой системе изменений не было обнаружено. В конце исследований было установлено, что ТГК не имеет влияния на генный аппарат.

Множество различных исследований проводится для установки причин и активаторов канцерогенеза. Вопросы, которые касаются роли в онкогенезе канцерогенов 14,15,16 всё ещё открыты. Проведённая работа может служить хорошим подспорьем в вопросах обнаружения агентов 17,18,19 которые препятствуют развитию новообразований. Все проведённые исследования, которые включают работу с ТГК 03,04, наталкивают на мысль, что составляющие каннабиоидов могут содержать противоопухолевые агенты 01,02.

Примечания

  • 01 Galve-Roperh I, Sanchez C, Cortes ML, del Pulgar TG, Izquierdo M, Guzman M. Anti-tumoral action of cannabinoids: involvement of sustained ceramide accumulation and extracellular signal-regulated kinase activation. Nat Med 6(3):313–319 (2000)
  • 02 Piomelli D. Pot of gold for glioma therapy. Nat Med 6(3):255–256 (2000)
  • 03 Chan PC, Sills RC, Braun AG, Haseman JK, Bucher JR. Toxicity and carcinogenicity of delta 9-tetrahydrocannabinol in Fischer rats and B6C3F1 mice. Fundam Appl Toxicol 30(1):109–117 (1996)
  • 04 NTP. Toxicology and Carcinogenesis Studies of 1-Trans-Delta 9?-Tetrahydrocannabinol (CAS No. 1972–08-3) in F344 Rats and B6C3F1 Mice (Gavage Studies). TR 446. Research Triangle Park, NC:National Toxicology Program, 1996
  • 05 Hoel DG, Haseman JK, Hogan MD, Huff J, Mc Connell? EE. The impact of toxicity on carcinogenicity studies: implications for risk assessment. Carcinogenesis 9(11):2045–2052 (1988)
  • 06 Huff J. Absence of morphologic correlation between chemical toxicity and chemical carcinogenesis. Environ Health Perspect 101(suppl 5):45–53 (1993)
  • 07 Huff J. Chemical toxicity and chemical carcinogenesis. Is there a causal connection? A comparative morphological evaluation of 1500 experiments. IARC Sci Publ 116:437-475 (1992)
  • 08 Rao GN, Piegorsch WW, Crawford DD, Edmondson J, Haseman JK. Influence of viral infections on body weight, survival, and tumor prevalence of B6C3F1 (C57BL/6N x C3H/HeN) mice in carcinogenicity studies. Fundam Appl Toxicol 13(1):156–164 (1989)
  • 09 Haseman JK, Young E, Eustis SL, Hailey JR. Body weight-tumor incidence correlations in long-term rodent carcinogenicity studies. Toxicol Pathol 25(3):256–263 (1997)
  • 10 Haseman JK. The National Toxicology Program experience with dietary restriction: does the manner in which reduced body weight is achieved affect tumor incidence? Int J Toxicol 17(suppl 2):119–134 (1998)
  • 11 Huff J, Boyd J, Barrett JC, eds. Cellular and molecular mechanisms of hormonal carcinogenesis: environmental influences. Prog Clin Biol Res 394: 1–479 (1996)
  • 12 Tennant R. Transgenic mouse models in chemical carcinogenesis studies. Arch Toxicol Suppl 16:261-270 (1994)
  • 13 Tennant RW, French JE, Spalding JW. Identifying chemical carcinogens and assessing potential risk in short-term bioassays using transgenic mouse models. Environ Health Perspect 103:942-950 (1995)
  • 14 Huff J. Long-term chemic
  • al carcinogenesis bioassays predict human cancer hazards. Issues, controversies, and uncertainties. Ann N Y Acad Sci 895:56-79 (1999)15 Huff J. Animal and human carcinogens [Letter]. Environ Health Perspect 107:A341-A342 (1999)
  • 16 Huff J. Value, validity, and historical development of carcinogenesis studies for predicting and confirming carcinogenic risks to humans. In: Carcinogenicity Testing, Predicting, & Interpreting Chemical Effects (Kitchin KT, ed). New York:Marcel Dekker, 1999;21–123
  • 17 Douglas JF, Huff J, Peters AC. No evidence of carcinogenicity for l-ascorbic acid (vitamin C) in rodents. J Toxicol Environ Health. 14(4):605–609 (1984)
  • 18 Chhabra RS, Huff JE, Haseman J, Hall A, Baskin G, Cowan M. Inhi
  • bition of some spontaneous tumors by 4-hexylresorcinol in F344/N rats and B6C3F1 mice. Fundam Appl Toxicol 11(4):685–690 (1988)19 Haseman JK, Johnson FM. Analysis of National Toxicology Program rodent bioassay data for anticarcinogenic effects. Mutat Res 350(1):131–141 (1996)